Как сделать театр

Наталья Вишнякова

В театральном зале Московского Дома художника полней-
шая тишина. И это удивительно, ведь все кресла заняты
детьми от 3 до 10 лет, пришедшими на фестиваль «Старт-
ап». Их родители смотрят спектакль стоя — мест в зале
всего около 400, и их хватило только детям. На сцене стоит
небольшой освещённый лампой и свечами ящик, похожий
на вертепный. Вокруг него и происходит действо — очеред-
ное волшебство самодеятельного театра «Душегреи».

 

Cобственно, всё можно назвать своими словами: на протяжении всей своей истории «Душегреи» овладевают волшебством рукотворности, от спектакля к спектаклю, каждый раз заново, и делают это честно, ведь театр, будучи великой иллюзией, не может переходить грань обмана.
Всё, абсолютно всё, ну, разве что, кроме музыкальных инструментов, сделано собственными «душегрейскими» руками. Нет ни одной детали, взятой со стороны, — будь то декорация, кукла, костюм или пьеса — и в этом смысле «Душегреи» — редкий пример театрального благородства.

Их всего пятеро: Елена Сариева, Светлана Рапенкова, Виктор Спиридонов, Марианна Плотникова, и Рустам Каримов. Ни у одного нет профессионального театрального образования. У троих — среднее музыкальное, у одного — незаконченное высшее художественное. Зато в труппе целых два кандидата технических наук. Но это всё совершенно не важно, поскольку, как мне кажется, у театра — другие держатели, и в «Душегреях» они воплощены в полной мере: Елена — энергия театра, Светлана — вкус и чувство красоты, Виктор — задор и широта, Марьяна — тихая сила, Рустам — душа. Хотя, наверное, эти определения легко можно перетасовать, и никто не обидится.

Ещё одна важная черта театра «Душегреи» — он не тяжёл на подъём. Со стороны даже может сложиться картинка в жанре наив — артист закидывает за спину вертепный ящик и легкой походкой отправляется к месту очередного спектакля. На самом деле, всё не так лубочно — со временем театр обрастает всё более сложными конструкциями — но всё же ему ещё очень и очень далеко до идеи осёдлости — и это постоянное движение можно считать фирменным знаком театра. Сложившийся на данный момент репертуар многообразен и охватывает не только географические широты нашей страны, но и самые разные жанры. Это и казачья драма «Виноградная ягодка», и весенний фолк мюзикл «Пастушья дудочка», и дальневосточное сказание «Храбрый Азмун», и афганская легенда «Красавица Айгюль», и поморская легенда «Иван-капитан и Горе злосчастное», и русская сказка «Матрёна Кирибитьевна», и музыкальная буффонада «Голубок и горлица никогда не ссорятся», и ярмарочный балаган «Всяко бывает». И это многообразие тоже не позволяет закостенеть, остановиться на единственной форме, повесить ярлык на себя самих.

Как же удалось нескольким непрофессионалам создать театр, на спектакли которого нужно записываться задолго? Попробуем спросить у человека, существовавшего в сердцевине душегрейской жизни все годы существования театра, — Светланы Рапенковой.

— В фильме «Весна» герой Эраста Гарина говорил: «Как учёные делают свои открытия? Я все их секреты разгадал. Главное — сесть вот так и задуматься. Всё!» Как вам удалось собственными руками сделать такой сложный, многодетальный механизм — театр? Каким был путь от «задуматься» до «открыть»?

— Каким-то естественным образом мы смогли шагнуть в театральный мир из мира фольклорного, слегка раздвинув рамки традиционного народного театра, потому что в них нам оказалось тесновато. Кажется, 1994-й год. Декабрь. Рождество не за горами. Мы сидим с Леной вечерами на съемной даче в Ильинке, что недалеко от Быкова, и мастерим вертепных кукол, чтобы порадовать друзей самодеятельным вертепным представлением на Святки. Первая наша сцена — это ширма-занавеска, натянутая по диагонали комнаты, а над занавеской — пастух, овцы, Рахиль и все остальные. Друзья остались довольны. Мы тоже. На следующий год мы чуть повзрослели и заказали себе вертепный ящик. С этим ящиком нас уже позвали на вертепный фестиваль, который тогда только-только становился на ноги благодаря СТД. Но Святки неизбежно заканчивались в крещенский сочельник, закрывался и наш театр. Было грустно. Эврика! Почему бы нам не сделать другой спектакль, не приуроченный ни к каким праздникам и показывать его, когда захотим, круглый год? В руках книжка «Казачьи сказки», выпущенная малым тиражом в Волгограде. От сочного казачьего говора, льющегося со страниц, внутри всё чешется от удовольствия. Из трёх сказок получилась одна — «Виноградная ягодка». Дальше — пошло-поехало…

— Репертуар изначально задумывался как фольклорный? Что определяет выбор репертуара?

— Как я уже говорила, нашим плюсом является знание фольклора, традиций и всего, что с этим связано. В соответствии с этим определяется и выбор для постановки. Необходимое условие — в спектакле должно быть много народной музыки и живое пение. И на этой основе возводится здание. Были попытки отталкиваться от драматического искусства — ничего не выросло — во-первых, мы — певцы, во-вторых, уже актёры. Пять — очень устойчивая цифра. Сейчас ещё немаловажным является свободный график на основной работе, потому что спектакли играем круглый год и очень часто в будние дни.

— Насколько соблюдается принцип рукотворности?

— А кто же нам ещё сделает? Есть, правда, рукастые друзья, которых можно попросить помочь… Театр сделать нельзя. Это живой организм, он рождается, живёт и умирает по графику, определённому свыше. Для меня наш театр — это естественное продолжение меня. Это как руки или голос, который позволяет дотянуться до того, до кого хочу, и сказать ему то, что хочу.

Изнутри жизнь душегрейская — такая же, как и на сцене. Когда они собираются вместе, в атмосфере соединяются лёгкость, чувство юмора, дружелюбие и рождается особый воздух, которым хочется дышать и детям, и взрослым. И знаете что? По-моему, они все очень добрые люди. А ведь согласитесь, мы давно соскучились по доброте и устали разочаровываться, узнавая случайно, что актёр N — воплощение доброты на сцене — в
жизни ведёт себя совершенно иначе. «Душегреи» на сцене не меняют себя и себе не изменяют — потому так ценен каждый спектакль этой маленькой труппы.

Это я к чему? Это я к тому, что театр может стать образом жизни. Начните создание своего мира с одной маленькой куклы — пусть это будет ваше alter ego или просто смешной домовой — неважно. Сшейте её такой, как хочется вам, украсьте, посадите на свой стол, за которым работаете, или на подоконник, если вы любите смотреть в окно. Сочините собственную сказку. Позовите друзей и единомышленников, придумайте повод — пусть это будет Рождество, Новый год или день рождения ребёнка — и своими словами расскажите о добре и зле, о героях и подлецах, о том, как хорошо просто идти по дороге и смотреть на облака. И мало-помалу жизнь засверкает летними красками, обрастёт новыми знакомыми, а душа — согреется. Для счастья ведь не нужно ничего менять. Нужно просто раскрыть то, что всегда было с вами, но лежало на самой дальней полке, невостребованное и ненужное. Освободите это в себе и позвольте себе быть счастливым. Вот и всё.